Последние новости
В виртуальных казино Супер Слотс играть всегда комфортно. Все, что потребуется игроману для...
В православных храмах обязательным и незаменимым элементом являются храмовые иконы, изображающие...
Музыкальный мир
Ближайшие концерты
  • 2013-06-20 - Sankt Goarshausen - Metalfest
  • 2013-06-21 - Dokkum - Dokkem Open Air
  • 2013-06-22 - Dischingen - Rock am Härtsfeldsee
  • 2013-07-08 - Athens - Rockwave Festival
  • 2013-07-12 - Ballenstedt - Rock Harz Open Air
  • 2013-07-13 - Balingen - Bang Your Head Festival
  • 2013-07-25 - Tolmin - Metaldays
  • 2013-07-27 - Obersinn - Eisenwahn Festival
  • 2013-08-08 - Gävle - Getaway Rock Festival
  • 2013-08-10 - Quinta do Ega, Vagos - Vagos Open Air
  • 2014-01-09 - Saarbrücken - Garage
Цитата группы

"У меня никогда не возникало желания играть чужую музыку или присоединиться к чужой группе. С самого начала у меня было собственное видение музыки и собственная группа"

Джон Шаффер
Легальная фоновая музыка от FONMIX

Джон Шаффер: "Музыка - это грубый и жестокий бизнес, и для того, чтобы в нем преуспеть, требуется сочетание многих факторов"

После того, как вокалист Мэтью Бэрлоу и титаны американской метал-сцены Iced Earth внезапно расстались, многие решили, что группа уже не оправится от такого удара, и даже принятие в состав бывшего вокалиста Judas Priest Тима "Риппера" Оуэнса только добавило скепсиса. Несмотря на это, Iced Earth продолжали работать,а гитарист и лидер группы Джон Шаффер сейчас счастливей, чем когда-либо. Мы пообщались с ним по телефону, чтобы выяснить подробности недавнего кризиса в группе, и он оказался очень любопытным собеседником.

Помните крики гнева и разочарования, которыми пестрел Интернет после того, как вокалист Мэтью Бэрлоу и титаны американской метал-сцены Iced Earth внезапно решили прекратить совместную деятельность? Многие решили, что группа уже не оправится от такого удара, а принятие в ее состав бывшего вокалиста Judas Priest Тима "Риппера" Оуэнса только добавило фэнам скепсиса. Несмотря на это, Iced Earth продолжали работать, и хотя выход нового диска "The Glorious Burden" задержался на три месяца, гитарист и лидер группы Джон Шаффер сейчас счастливей, чем когда-либо. Мы пообщались с Джоном по телефону, чтобы выяснить подробности недавнего кризиса в группе, и он оказался очень любопытным собеседником. Мы оставим его высказывания без комментариев, чтобы вы смогли составить свое собственное мнение о Джоне на основе прочитанного…

Где и когда ты познакомился с Тимом Оуэнсом? Почему ты выбрал именно его на должность нового фронтмена Iced Earth?

Я познакомился с Тимом в 1997 году, когда он играл у нас в Индианаполисе с Priest в ходе турне "Jugulator". Но прикол в том, что я общался с Тимом по телефону еще в 1991 году, когда я жил в Тампе, а он - в Огайо, и наши группы - Iced Earth и Winters Bane - должны были провести совместное турне. Когда я встретил Тима в турне Judas Priest, мне и в голову не приходило, что он - тот самый певец из Winters Bane. Я подошел к нему и сказал: "Привет, я Джон из Iced Earth, очень рад с тобой познакомиться"! А он мне: "Эй, да мы с тобой уже общались много лет назад"! (Дружный смех.) Я был очень удивлен: "Черт, так это был ты"?! В общем, с того самого дня мы стали друзьями. Мы всегда обсуждали возможность совместной работы, и именно в такой форме все и началось перед тем, как я начал записывать барабаны для "The Glorious Burden". Я послал Тиму три или четыре песни для нашего сайд-проекта, чтобы он поработал над ними, пока я занимаюсь записью "The Glorious Burden". Мы хотели собраться и записать официальное демо после того, как альбом Iced Earth был бы готов.

У тебя не возникало желания вернуть в группу кого-нибудь из старых вокалистов Iced Earth?

Нет, этот вариант никогда даже не рассматривался. В тот момент, когда я услышал голос Тима, я решил: "Я должен когда-нибудь поработать с этим парнем"! Это именно тот голос, который я слышу, когда сочиняю песни, он гораздо ближе к моему собственному идеалу, чем голос Мэтта. Я никогда раньше не слышал человека, чье пение заставляло бы меня думать: "Черт побери, это именно тот голос, который я слышу"! Но когда я услышал Тима, мне в голову пришли именно такие мысли. Разумеется, как только у нас начались проблемы с Мэттом, он был первым, о ком я подумал. Мы записали весь альбом с Мэттом, и я поехал микшировать его к Джиму Моррису в Тампу, штат Флорида. На третий день микширования я посмотрел на Джима и сказал: "Знаешь, я не могу выпускать такой материал! Придется остановить работу над альбомом". Так я и сделал, после чего вернулся домой и сказал Мэтту: "Все кончено. Мы должны разойтись. Твое пение недостаточно хорошо для группы, и я не могу выпустить альбом в таком виде, он слишком важен для меня". Я позвонил Тиму и спросил его, не хочет ли он стать гостевым вокалистом на диске, ведь в это время он все еще был участником Judas Priest. Он сказал: "Разумеется, давай"! Я уже видел его на концертах несколько раз, а концерт - это лучший способ определить, насколько хорош тот или иной певец. Одно дело - студия, где можно применить массу технических приемов, которые "вытянут" вокал, и совсем другое дело - "живое" выступление, по нему всегда можно определить уровень вокалиста. У Тима, наверное, самый широкий диапазон голоса из всех известных мне вокалистов, а его владение вокалом просто поражает. Там, где другие обычно звучат грубо или бесцветно, он справляется с любыми партиями. Я знал, что его возможности гораздо шире, чем даже то, что он демонстрировал в Priest, и у меня ни на секунду не возникло сомнений, что он подойдет нам. Я послал ему записи с Мэттом на вокале, он выучил все песни, мы собрались вместе, и он проделал просто офигительную работу. Он записал вокал за пять дней, а через два дня после того, как мы закончили, Judas Priest объявили о воссоединении с Робом Хэлфордом!

Невероятно!

Да уж, это судьба. Я сказал Тиму: "Послушай, ты знаешь, что здесь тебе всегда рады. Но я хочу, чтобы ты подумал обо всем серьезно, потому что если ты станешь участником моей группы, ты должен будешь выкладываться на 100 процентов. Ты должен будешь вкладывать в группу душу и сердце. Я знаю, что твоя жизнь только что круто изменилась, так что не принимай решение "с наскока", подумай". Недель через шесть я с ним снова связался и сказал: "Ну что, ты решился? Что мы будем делать дальше"? И он ответил: "Да, я согласен". Вот так все и произошло. Мы дружим уже много лет, но наша дружба стала гораздо сильней в процессе совместной работы. Мы прекрасно ладим. Где бы мы ни были - в самолете, в аэропорту, в студии, или на пресс-конференции - мы смеемся и отлично себя чувствуем. Удивительно, насколько мы подходим друг другу, с Мэттом у меня никогда не было подобных отношений. Так что у нас все здорово. Не могу дождаться возможности поработать с Тимом "с нуля", ведь когда мы стали работать вместе, этот альбом был уже написан, я сочинил для него все вокальные партии. Его единственный вклад в сочинение "The Glorious Burden" - это вокальная партия и текст песни "Red Baron/Blue Max". Я дал Тиму возможность переписать тексты для нескольких вещей, чтобы его имя появилось среди авторов песен, и чтобы за это он получил немного денег как сочинитель. Но он чувствовал, что не успеет изучить историю, затем написать тексты и еще при этом выучить остальной материал. Так что он решил ограничиться работой над "Red Baron" и оставить остальные песни в оригинальном виде. Но мне очень интересно поработать с ним "с нуля" и посмотреть, что мы сможем сделать вместе, и какой вклад он сможет внести, как сочинитель. Мне кажется, это будет круто, на личном уровне мы отлично уживаемся, но насколько мы сработаемся как сочинители, я пока не знаю.

Чем сейчас занимается Мэтт? Вы поддерживаете контакт?

Я не общался с Мэттом уже довольно давно, но я знаю, что он собирался вернуться, а может, уже вернулся, в свой родной штат Делавэр. Там он будет работать в маленьком полицейском участке, в основном заниматься офисными делами. То есть он не будет выслеживать наркодельцов и кого-то арестовывать, он будет занимать административную должность и в основном копаться в бумажках. Не самая интересная работа, на мой взгляд.

Если говорить об уходе Мэтта, нас очень удивил тот факт, что вы расстались спустя столь длительное время после 11 сентября. Мэтт - не единственный американский музыкант, кто бросил музыку после той трагедии, но все остальные приняли решение гораздо раньше, через несколько месяцев после 11 сентября. Почему же Мэтт тянул с этим целых полтора года?

Думаю, что это скорее был повод, чем причина. Нет никакого сомнения в том, что 11 сентября оказало на нас всех огромный эффект, но я все-таки считаю, что это был всего лишь повод. У Мэтта были проблемы на протяжении нескольких лет, он начал осознавать, что он не совсем комфортно чувствует себя, пытаясь быть тем, кем он не являлся. Разумеется, такое положение дел не способствует прочным партнерским отношениям, и в этом главная разница между Тимом и Мэттом. Тим такой, какой он есть, он доволен тем, какой он есть, доволен жизнью, которую он выбрал, ему нравится его род занятий. А у Мэтта все было совсем не так, он был достаточно неуверенным в себе человеком. Скажу вам, ребята, что я сам чуть не бросил музыку после 11 сентября, я чуть не сказал: "Да пошло все к такой-то матери!" Музыкальный бизнес - это огромная грязная ложь и больше ничего. Статус рок-звезды, имидж гитарного героя - это все иллюзия и чепуха. А если ты видишь, что все, чем ты занимаешься - это сплошная ложь, это всего лишь чьи-то потуги угадать рыночный спрос и подороже продать твой имидж или чье-то представление о твоей группе, ты вряд ли получишь от жизни большое удовлетворение. Для себя я решил, что главная причина, почему я этим занимаюсь, заключается в том, что я пишу песни, и мои песни оказывают влияние на жизнь многих людей. Я разговариваю с фэнами, и мне часто об этом говорят. Скажем так: если бы я был просто гитаристом, просто исполнителем, я бы уже бросил музыку, потому что музыкальный бизнес приносит не так много удовлетворения. Но я сочиняю песни, и поэтому я кое-что получаю взамен. Я не воспринимаю гитару слишком серьезно, это всего лишь инструмент написания песен, а Iced Earth - это механизм воплощения моих песен, и так было всегда, с самого начала. Так что я решил, что буду продолжать, потому что у меня есть мои песни. У Мэтта их не было, он не был сочинителем, он знал, что он не сочинитель, не было у него этих способностей. Мэтт даже не сочинял вокальные партии, этим всегда занимался я сам. А когда ты выходишь на сцену и строишь из себя рок-звезду, твой образ жизни не отличается глубиной и разнообразием. Многие, наверное, скажут: "Это же так здорово"! Знаете, это далеко не так здорово. Ты живешь на чемоданах, ты тяжело и много работаешь, и это вовсе не так весело, как кажется. Если бы такая жизнь не приносила мне, по крайней мере, возможность реализоваться как творческой личности и как сочинителю, я бы и сам давно все бросил. Так что я понимаю Мэтта.

Его отношение к группе сильно изменилось за последние несколько лет, и в декабре 2002 года он сказал мне: "Знаешь, я подумываю о том, чтобы покинуть группу". Но я уговорил его остаться, я сказал: "Послушай, мужик, ты ведь потом будешь жалеть, если ты так поступишь. У нас новый контракт, я написал самые лучшие песни за всю историю Iced Earth, у нас получился по-настоящему сильный альбом. Мы стоим на пороге больших перемен". Он ответил: "Хорошо, я останусь, попробуем еще разок". Но когда он пришел в студию и стал петь, это было просто ужасно! Тот факт, что он не вкладывал в свое пение душу и сердце, просто бросался в глаза. В его голосе напрочь отсутствовали эмоции и убедительность. В общем, спел он из рук вон плохо. Я и Джим Моррис были просто… Мы с Джимом работаем вместе уже долгие годы и записали немало альбомов, но я никогда не видел его в такой ярости. Целых 17 дней я пытался, используя весь доступный мне арсенал компьютерных эффектов, "сделать из дерьма конфетку". Но когда я поехал во Флориду и начал микшировать материал, я решил: "Нет уж, я такое ни за что не выпущу, иначе этот запоротый диск будет преследовать меня до конца моих дней". В тот момент я был готов ждать два года, если потребуется, чтобы найти нужного человека. У меня, разумеется, была мысль позвать Тима, но не было гарантий, что он согласится. Тем не менее, я был готов ждать, потому что я прекрасно знаю, каково это, когда альбом получается не таким, каким ты его хочешь видеть, и потом не дает тебе покоя. А этот альбом слишком для меня важен.

Помимо вокалиста, у вас сменился и соло-гитарист. Почему ушел Лэрри Тарновски, и чем он сейчас занимается?

Я сам предложил Лэрри уйти. В Iced Earth для соло-гитариста не так много места, у него и особой работы-то нет. Знаете, в этой группе соло-гитаристы всегда занимались исключительно сольными партиями, а все остальные гитарные партии записывал я сам. На свете есть немало групп, в состав которых входят гитарные герои, и которые пихают гитарное соло в каждую песню, но я так не поступаю. Если я чувствую, что гитарное соло что-нибудь добавит в песню, я оставлю для него место, но я не придерживаюсь правила, что в каждой песне должно быть гитарное соло. Я просто не считаю, что это правильно. Честно говоря, Лэрри ничего не вносил в нашу музыку, у него не было любви к творчеству, которая бы помогала группе, и я решил, что так будет лучше для Лэрри, потому что с таким вкладом в музыку его комфортное пребывание в группе не могло быть гарантированно. Так что я сказал ему: "Парень, лучше сконцентрируйся на чем-нибудь одном, иди в колледж, займись карьерой и забудь о музыкальном бизнесе". Ну что ж делать, не создан он для карьеры музыканта. Если вдруг он решит, что у него есть силы для того, чтобы собрать собственную группу и раскрутить ее, то я буду за него безумно счастлив, но я не думаю, что он на такое способен. Музыка - это грубый и жестокий бизнес, и для того, чтобы в нем преуспеть, требуется сочетание многих факторов. Лэрри был хорошим гитаристом, но как сочинитель он ничего не привносил в группу. Да, он придумал несколько классных соло, но это и все, а соло не играют такого уж важного значения. Ты даже не можешь зарегистрировать авторство гитарного соло, так что на исполнении соло-партий больших денег не заработать. Нужно писать песни.

Кто же будет вторым гитаристом на концертах? Или вы будете выступать вчетвером?

Нет, с нами будет играть Ральф Сантолла. Он уже записал три-четыре соло на последнем альбоме, и, судя по всему, он поедет с нами в турне, но он не участник группы. Посмотрим, как у нас пойдет работа, возможно, все кончится тем, что он к нам присоединится как постоянный участник, но сейчас мне трудно сказать. У Ральфа совершенно другие корни. Мне бы хотелось найти человека, который бы сочинял не просто соло-партии, а полноценные куски композиций, с помощью которых можно было бы добавить к музыке группы новое измерение. Кому нужны гитарные соло? Не мне, это уж точно. Я знаю, что на свете есть люди, которые фанатеют от соляков, но мне, честно говоря, на это наплевать. Разумеется, хорошее гитарное соло - это круто, но оно никогда не сможет сделать имя группе. Мне бы хотелось найти гитариста, который пишет классные музыкальные фрагменты, и если нам такой попадется, я подумаю над тем, чтобы сделать его постоянным участником. Что же касается Ральфа, то обратите внимание, с чего он начинал, он вырос на музыке UFO, Scorpions, и вообще он большой фэн Михаэля Шенкера. Это очень классная музыка, но это не металл, понимаете? И я не уверен, что мы сработаемся. Он великолепный соло-гитарист, он играет потрясающие соло, Ральф - несомненно самый лучший соло-гитарист из всех, которые когда-либо играли на альбомах Iced Earth. Он из тех ребят, которые наглухо завернуты на гитаре, которые могут выдавать совершенно невероятные акробатические партии в духе Ингви. Играть ритм-партии для него тяжеловато, но когда начинается соло, ему нет равных. Просто я не уверен, что он - именно тот, о ком я могу с уверенностью сказать: "Окей, он будет участником группы". Он вырос на совершенно другой музыке, и его собственный материал выдержан, скорее, в духе хард-рока, а хард-роковые дела наверняка не впишутся в стилистику Iced Earth. Мне не нужен человек, который сочиняет музыку в точности так же, как я, который не сможет привнести в группу новое измерение, но мне кажется, что нужный мне человек должен хотя бы вырасти на примерно той же музыке, что и я, и при этом развить свой собственный стиль сочинения. Вот тогда музыка Iced Earth действительно обретет новое измерение.

Почему ты выбрал "The Reckoning" в качестве первого сингла с "The Glorious Burden"? Эта вещь довольно сильно отличается от того, что люди привыкли слышать от Iced Earth, особенно в плане вокала…

Ну, это вообще не так. (Смеется.) Сколько людей, столько мнений. Многие мне сказали, что это абсолютно типичная вещь Iced Earth. (Дружный смех.) Я слышал самые разные мнения. Что касается вокальной партии, то она совершенно не отличается от той, которая была у Мэтта, потому что именно так я ее написал. Просто ее поет Тим, вот и все. Мелодия совершенно такая же, высокие фрагменты и яростные крики тоже никак не поменялись…

Ну, может, Россия находится слишком далеко от Штатов, и мы смотрим на вещи несколько по-другому… (Дружный смех.)

Да нет, и европейские фэны тоже говорили… разные вещи. Так устроены люди. Вообще, это очень забавно: включите одну и ту же вещь нескольким людям, и вы поразитесь, насколько по-разному люди ее воспримут. С этим ничего не поделаешь, так устроен род людской. А смысл выпуска "The Reckoning" на сингле в том, что наш лейбл хотел сделать сингл, который бы крутили по радио в Штатах, и я подумал: "Разумеется, самый верный путь пробиться на радио - предложить им металлические баллады". Так что три остальные трека на сингле - скорее спокойного плана, это баллады, металлические баллады. Но я не хотел выпускать сингл с одними балладами, потому что многие фэны подумали бы: "Ну вот, и эти заиграли попсу". И тогда мы решили поместить первым треком "The Reckoning", это настоящий удар под дых, а остальное место отдать балладам. Когда вы услышите "The Glorious Burden", вы поймете, что он гораздо лучше сингла, потому что на нем чередуются самые разнообразные эмоции. Да, там есть эти баллады, но между ними находятся очень тяжелые вещи. Альбом в целом получился очень динамичным, эмоциональным и мощным.

"The Glorious Burden" - это концептуальный диск?

Нет. Концептуальный диск связан воедино одной сюжетной линией, а на нашем альбоме этого нет. Это скорее тематический альбом, и его тема - история. Но единой концепцией он не связан.

Почему ты решил написать песню про вождя гуннов Атиллу? Этот же персонаж фигурировал на диске испанцев Dark Moor, который вышел буквально пару месяцев назад.

Я посмотрел про него документальный фильм по каналу History, я вообще его довольно часто смотрю, и он меня очень заинтересовал. Когда я смотрел этот фильм, у меня рядом лежала гитара, и я начал потихоньку на ней играть параллельно с просмотром. Получилось нечто восточное, и возникло ощущение, что мелодия неплохо подходит к сюжету. Вот так я написал интро к этой песне, а потом фильм вдохновил меня на написание целой песни про Атиллу. Мне кажется, это очень любопытная тема.

Американская версия "The Glorious Burden" открывается композицией "Star Sprangled Banner" (т.е. американским гимном - прим. авт.), а на европейской версии диска этой композиции вообще нет. Почему?

А почему она должна там быть? Как мне кажется, нет никакого смысла помещать наш национальный гимн на альбом, который распространяется по всему миру. Наш гимн - это наша песня, она только наша, она была специально для этого написана. Тем не менее, она будет на подарочном издании "The Glorious Burden", которое выйдет на двух дисках и будет включать в себя все песни, записанные для этого альбома. Таким образом, фэны смогут получить все. Просто у нас было слишком много музыки, и на один диск материал никак не помещался. Так что на американской версии есть эксклюзивные треки "Star Sprangled Banner" и "Greenface", а на европейской версии есть песня "Waterloo", которая не попала на американский вариант. Но на подарочном издании есть абсолютно все композиции. Поскольку вещь "Gettysburg" идет 32 минуты, у нас просто не было другого выхода.

Расскажи, пожалуйста, о DVD "Gettysburg", который вы сейчас готовите к выходу. Что там будет?

Это версия песни "Gettysburg" с объемным звуком.

То есть, это будет DVD-audio?

Нет, он будет в формате Dolby Digital, который очень близок к DVD-audio. Конечно, у DVD-audio больше битрейт и выше разрешение, но… Мы хотели поместить на диск не только аудио-дорожку, но и видео, которое будет демонстрироваться параллельно с прослушиванием. Там будет флэш-анимация, которая воссоздает фотографии 1860-х годов, постановочные сцены, а также множество других крутых съемок, которые будут идти параллельно песне. Если бы мы выбрали формат DVD-audio, мы бы не смогли поместить туда видеоряд, а лейбл хочет, чтобы он там был, так что мы остановились на формате Dolby Digital. А на втором DVD будет документальный фильм, несколько минут закулисных съемок процесса записи партий Пражского симфонического оркестра, интервью и видеоклипы на "When The Eagle Cries" и "The Reckoning". Для коллекционеров это будет очень интересно. На мой взгляд, одним из самых крутых моментов будет документальный фильм. Там я иду по полю битвы в Геттисберге вместе с дипломированным экскурсоводом, мы обсуждаем битву, я как бы беру у него интервью, и он рассказывает, что происходило на поле в течение тех трех дней. Думаю, будет круто.

И когда же это чудо увидит свет?

Лейбл говорит, что через 4-6 месяцев после релиза "The Glorious Burden".

Вы будете исполнять "Gettysburg" на концертах?

Да, думаю, будем.

А как же оркестровые партии?

Придется параллельно включать запись с компьютера, но мы пока еще не определились, каким образом. Я даже не знаю, сможем ли мы использовать мини-диск, возможно, придется брать с собой на гастроли систему Pro Tools и запускать оркестровые партии с ноутбука, ведь на альбоме задействован оркестр из 55 человек. Оркестровые партии у нас заняли 30 дорожек, а потом еще мы записали… да вообще невероятное количество дорожек. Если я не ошибаюсь, "Gettysburg" записан на примерно 140 дорожках. Там есть огромный хор, обычная группа, оркестр из 55 человек, а также звуки пушечных залпов, взрывов и т.д. Эти 140 дорожек задействованы не постоянно, но в кульминационной точке песни они используются все сразу. Разумеется, впятером нам все это не воспроизвести. (Смеется.) Мы еще не приняли решение, но, я думаю, стоит по крайней мере попытаться это сделать, такие вещи производят на людей незабываемое впечатление. Посмотрим, что получится, но мы приложим к этому все усилия.

Кстати, какие песни вы собираетесь исполнять помимо "Gettysburg"? Вы будете играть в основном новый материал, или стоит ждать подборки лучших вещей за всю историю группы?

Ну, мы всегда играем нашу классику, и хотя в сете будет довольно много новых песен, мы всегда будем исполнять любимые вещи фэнов Iced Earth. Я еще не составил какой-либо определенный сет-лист, но я сделал список из примерно 25 вещей, чтобы мои музыканты начали их учить. Затем мы соберемся вместе, сыграем их, посмотрим, что у нас получается, и если надо, то внесем изменения.

Есть ли вероятность того, что вы выступите на немецком фестивале Wacken Open Air в 2004 году?

Да, вполне.

После того, как в этом году вы отменили ваше выступление буквально за два месяца до фестиваля, мы опасались, что вас больше не захотят там видеть.

Нет, все в порядке, нас уже приглашают. В прошлый раз они ждали нас до последней минуты. Мы можем быть хэдлайнерами на этом фестивале каждый год! (Дружный смех.)

Когда нам ждать продолжения концепции, начатой трилогией "Something Wicked"?

Думаю, есть неплохие шансы, что продолжением будет наш следующий альбом. Но сейчас еще слишком рано об этом говорить, потому что главным фактором, влияющим на то, каким станет диск, всегда являются события в моей жизни за год-полтора до его создания. Причина того, что мы не стали делать "Something Wicked" в этот раз - в том, что произошло 11 сентября. Я не хотел выпускать этот альбом в качестве последнего по контракту с Century Media, потому что они бы не раскрутили его должным образом, и я не хотел выпускать его сейчас, не столько потому, что это наша первая работа для нового лейбла, сколько потому, что у меня не было в этом потребности. Новый альбом - во многом результат событий 11 сентября, и мне просто было необходимо выплеснуть мои мысли на эту тему. Так что все зависит от того, что будет дальше, но есть достаточно большая вероятность того, что следующий альбом будет развивать эту концепцию.

Ваш "Tribute To The Gods" (2002) содержит очень любопытную подборку кавер-версий, и самый неожиданный трек - "Dead Babies" Элиса Купера. Почему вы решили ее сыграть?

В детстве она была одной из моих любимых песен. Я ее часто слышал, когда мне было года четыре-пять. Так что это своего рода воспоминание о детстве. Мне очень нравится старый материал Элиса Купера - диски "Love It To Death", "Killer"… Мы даже подумывали над тем, чтобы сыграть "Halo Of Flies".

Еще один вопрос, касающийся кавер-версий. Поскольку Iced Earth изначально назывались Purgatory, было бы логично ожидать, что вы рано или поздно сделаете кавер на одноименную композицию Iron Maiden. Тем не менее, вы сделали уже три кавера Maiden, но до "Purgatory" так и не добрались. Почему?

Я назвал так группу вовсе не поэтому, песня Iron Maiden не имеет к этому никакого отношения. Да и не такая уж это и гениальная вещь, на мой взгляд. Она, конечно, неплоха, не поймите меня неправильно, я люблю Maiden, я люблю все их старые диски, но это не та вещь, которую я хотел бы записать. У меня нет ни малейшего желания ее "каверить". Название Purgatory ("чистилище") было выбрано из-за его прямого значения. Католики представляют чистилище как некое место, где пребывающие там люди испытывают жуткие мучения, и планета Земля, на мой взгляд, во многом соответствует этому описанию.

Если бы тебе предложили стать гитаристом в Iron Maiden или Judas Priest, ты бы бросил Iced Earth?

Нет.

А есть ли вообще такая группа, ради которой ты бы бросил Iced Earth?

Нет. У меня никогда не возникало желания играть чужую музыку или присоединиться к чужой группе. С самого начала у меня было собственное видение музыки и собственная группа. Я ведь даже не разучивал чужие песни, когда учился играть на гитаре, я с самого начала писал свои. До того момента, как мы записали "Tribute To The Gods", я сыграл всего четыре-пять каверов. Я никогда не хотел заниматься чем-то другим, мне всегда нравилось то, что я делаю. Я бы даже не знал, с чего начать разучивание чужих песен, для меня это очень сложно, у меня ведь нет в этом никакого опыта. У меня есть опыт лишь в написании собственных песен. (Cмеется.) У меня собственное видение музыки, так зачем же мне отказываться от него и идти играть чужие вещи? Как бы я ни любил игру Стива Харриса и старый материал Iron Maiden, каким бы большим источником вдохновения они для меня ни были во времена моей молодости, я никогда бы не стал участником Maiden, это бы просто не сработало.

Еще один вопрос о ранней стадии твоей карьеры. Вы не планируете когда-нибудь переиздать ранние демо-записи Purgatory, те три пленки, которые вы записали до "Enter The Realm" (1988)?

М-м-м, вряд ли. Хотя Century Media определенно были бы в восторге. (Дружный смех.) У них появился бы еще один продукт на продажу. Но тот материал настолько сыро и плохо записан, что я не знаю. Конечно, найдется немалое количество фэнов, которым хотелось бы иметь эти записи в коллекции, а так же тех, которым интересно, как группа развивалась с самого начала пути. Кто знает? Возможно, когда-нибудь это произойдет, но сейчас я ничего не могу сказать, я никогда не думал на эту тему. Но мне кажется, что такой шаг будет похож на отчаянную попытку заработать побольше денег, а такие вещи не в моем вкусе, не нравится мне так поступать. Я лучше предложу фэнам качественный товар за разумную цену, чем буду пытаться выжимать из них деньги за всевозможные сборники и раритеты.

Вы выпустили что-нибудь из материала Purgatory на дисках Iced Earth?

Да. Многие песни на первом альбоме были написаны во времена Purgatory, например, песня "Colors", фрагменты "When The Night Falls", "Written On The Walls". Есть и другие кусочки, которые мы использовали в разные периоды творчества Iced Earth. На "Horror Show" есть несколько фрагментов, не целых песен, а фрагментов, которые были сочинены в те дни. Начало "Jeckyl & Hide" и ее первый тяжелый рифф были написаны где-то в районе 1985-1986 гг.

Большинство американских подростков, которые хотят преуспеть, едут в Калифорнию или Нью-Йорк. А ты почему-то переехал во Флориду. Зачем?

Я думал, что Флорида будет следующим районом, где возникнет интересная сцена. В то время во Флориде была группа Nasty Savage, которая только что подписала контракт, там были Savatage, и мне так казалось. К тому же, честно говоря, Калифорния находится очень уж далеко от Индианы, и чтобы добраться туда, мне пришлось бы ехать на машине два с половиной дня без остановок. Флорида меня привлекала в первую очередь потому, что я знал, что в итоге окажусь бездомным, а там тепло. А в Нью-Йорке зимой настоящий мороз. (Дружный смех.) Если бы мы там не нашли крышу над головой, нам пришлось бы спать на улице, и мы бы просто умерли от холода. Так что для переезда во Флориду было несколько причин. К сожалению, серьезная сцена, о которой я мечтал, там так и не возникла. Возник дэт-метал, но мне-то представлялась более мэйнстримовая сцена. Наверняка, вы сами не раз видели, как в каком-то месте на земном шаре возникает мощная сцена - одно время она была в Нью-Йорке, потом в Лос-Анджелесе, в Сиэттле, в Детройте. Она развивается и достигает пика, а с ним мировой известности. Я думал, что нечто подобное произойдет и во Флориде, но этого так и не произошло. Прорыв был сделан только на уровне андерграунда. А сейчас я вообще не считаю, что твое место жительства имеет значение, правда, я понял это много лет спустя после того, как уехал во Флориду. Ты все равно завязываешь все контакты по почте, ты отсылаешь демо-записи и смотришь, какой резонанс они вызовут.

В некоторых интервью ты говорил примерно следующее: "Возможно, мы когда-нибудь вернемся к диску "Burnt Offerings" (1995), и я, наконец, буду им доволен". Что ты имел в виду? Вы хотите переписать его заново или перезаписать часть песен?

Ну-у-у, время покажет. Мне действительно очень хотелось бы, чтобы все мои старые альбомы были сделаны так, как надо. Во-первых, у меня сейчас гораздо больше опыта в продюсировании, а во вторых, у меня в группе сейчас зрелые и талантливые музыканты. В нашем старом материале есть немало классных кусков, но качество записи там ужасающее. Каждый из этих дисков можно анализировать отдельно, но ни один из них не звучит нормально, на мой взгляд. Мне бы очень хотелось их переработать, переписать некоторые партии, особенно с участием Тима, ведь его голос я слышу, когда пишу песни. "Burnt Offerings" с Тимом на вокале был бы в 10 раз сильнее, чем оригинальный вариант. Это даже не обсуждается. Думаю, есть шансы, что когда-нибудь это произойдет. Посмотрим. Возможно, мы перепишем весь альбом, это было бы очень круто.

Как тебе понравилось ваше турне с Megadeth в 2001 году? Правда ли, что в ходе этих гастролей Дэйв Мустейн жаловался тебе на боли в руке?

Правда. Megadeth относились к нам очень тепло, но тур не имел очень уж большого успеха. Думаю, это отчасти случилось потому, что Дэйв был на пределе, мне он казался очень изнуренным. Он долго гастролировал, тяжело работал, и он действительно говорил мне, что его мучают боли в руке, что ему плохо, что ему все надоело. У меня уже тогда возникло чувство, что конец близок, но я уверен, что рано или поздно он вернется. И когда это случится, его музыка будет лучше, чем когда-либо. Этот парень несет на себе проклятье, он - как я, мы являемся движущей силой любой группы, в которой мы играем. Люди вроде нас могут попытаться все бросить (смеется), уйти из музыки, но в итоге оказывается, что это выше твоих сил, это как проклятие, ты просто не можешь без музыки. Возможно, я в отношении него ошибаюсь, но у меня такое чувство, что мы еще увидим Дэйва.

darkside.ru

4 декабря 2003 г

Дата публикации: Чт, 12/04/2003 - 12:46
 
© Русскоязычный фан-сайт группы Iced Earth.
Связь с администрацией сайта | Информация | Полезные ссылки
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.